Самая загадочная книга в истории: рукопись Войнича

Святой Грааль криптографии — такое прозвище получила эта книга. Рукопись Войнича, самая загадочная книга в мире. Написанная более 500 лет назад, эта книга до сих пор не переведена, потому что ее язык никому неизвестен.

Книга полна рисунков и иллюстраций на различные весьма увлекательные темы, которые очень интересны ученым и историкам, если бы не одно печальное обстоятельство… Никто, абсолютно никто, не смог перевести рукопись. Но мы еще не все рассказали. Рукопись Войнича скрывает много загадок, которые вас удивят …

Самая странная книга в истории и вызов для ученых

Некоторое время назад мы говорили о самых любопытных и необъяснимых объектах в нашем мире. Рукопись Войнича среди них. Увлекательная загадка состоит не только по факту, что ни один эксперт не смог выяснить, на каком языке она написана, но и что все отраженные там иллюстрации не соответствуют предметам, существующим на нашей планете. То есть мы видим рисунки по астрономии, медицине, ботанике, биологии и фармации, которых нет в нашем мире. Никто никогда не видел таких растений, которые там изображены, ни животных, ни гаджетов, которые там представлены…

Возраст книги примерно 500 лет, но то, что мы в ней видим, на каждой из ее страниц, не вписывается ни в один известный исторический период Земли. Мы можем рассматривать рисунки повседневных ситуаций, когда человеческие ряды выполняют  некие действия, непостижимые для нас, а также используя предметы, которые невозможно распознать. И что самое впечатляющее: растения, цветы, деревья … откуда они берутся? Никто не знает.

Рукопись Войнича

Ученым удалось идентифицировать ряд бактерий, вирусов и любопытных клеток, которые не соответствуют нашей известной биологии. Увлекательно, без сомнения. Но также любопытно узнать  о происхождении книги. Рукопись обязана своим названием Вильфриду  Войничу — рыцарю, который нашел эту книгу в библиотеке иезуитов под Римом в 1912 году. Ранее она принадлежала Кирхеру, немецкому криптологу семнадцатого века, который в свою очередь получил ее в лар от некоего Иоганна Маркуса Марси, ректора Пражского университета  того времени. Он, в свою очередь, получил книгу от Георгия Барчиуса, алхимика, который работал при дворе Родольфо II.

Оглядываясь на ее происхождение и записи, можно предположить, что эта книга хранилась в библиотеке Иоганна Кеплера, который в период 1584 — 1588 лет жил при дворе Родольфо. Кеплер был большим поклонником алхимии, математики, астрологии и астрономии, у него  было собрано много рукописей, принадлежавших персонам, которыми он особенно восхищался: например, Роджер Бэкон. Следовательно, многие думают, что книга Войнича изначально принадлежала Роджеру Бэкону, который предположительно и, по мнению многих, был ее истинным автором.

Если Роджер Бэкон является автором этой книги, то почему он написал ее непонятным языком, какая причина заставила его создать такое странное творение? Напомним: Роджер Бэкон был францисканским монахом и великим алхимиком. Он провел большую часть своей жизни в поисках философского камня и эликсира вечной жизни. Возможно,  что рукопись является результатом его изысканий. Некоторые свои достижения, вероятно,  он замаскировал зашифрованным языком. Очень сложный и невозможный язык, который никто не смог расшифровать, чтобы понять секреты, которые спрятаны в текстах… Без сомнения, это вызов.

В книге около 240 страниц тонкого пергамента (точное количество зависит от того, как считать некоторые страницы, сложенные дополнительно по горизонтали). На обложке нет никаких надписей и рисунков. Размеры страниц — 16,2 на 23,5 см, толщина книги — 5 см. Пробелы в нумерации страниц (которые были произведены значительно позже написания книги) указывают на то, что некоторые страницы были утеряны до обретения книги Вильфредом Войничем. Изначально книга содержала не менее 272 страниц. Текст написан гусиным пером чернилами на основе железистых соединений галловой кислоты, ими же выполнены иллюстрации. Иллюстрации грубовато раскрашены цветными красками — возможно, уже после написания книги.

Текст определённо написан слева направо, со слабо выраженной выключкой влево. Длинные секции разделены на параграфы, иногда с отметкой начала абзаца на левом поле. В рукописи нет обычной пунктуации. Почерк устойчив и чёток, как если бы алфавит был привычен писцу и тот понимал, что́пишет.

В книге более 170 000 знаков, обычно отделённых друг от друга узкими пробелами. Большинство знаков написаны одним или двумя простыми движениями пера. Почти весь текст написан алфавитом из 20—30 букв. И есть несколько десятков особенных знаков, каждый из которых появляется в книге не более 1—2 раз.

Так называемый «Европейский алфавит Войнича»
Более широкие пробелы делят текст примерно на 35 тысяч «слов» различной длины. Похоже, что они подчиняются некоторым фонетическим или орфографическим правилам. Некоторые знаки  появляются в каждом слове (как гласные), некоторые знаки никогда не следуют за другими, не  удваиваться в слове (как «н» в слове «длинный»).

Частотный анализ текста, выполненный Уильямом Беннеттом в 1976 году, Жаком Ги, Жоржи Столфи, Габриелем Ландини, выявил его структуру. Она характерна для естественных языков. Например, повторяемость слов соответствует закону Ципфа, а информационная энтропия (около десяти битов на слово) — такая же, как у латинского и английского языков. Некоторые слова появляются только в отдельных разделах книги или только на нескольких страницах; некоторые — повторяются во всём тексте. Повторов очень мало среди примерно сотни подписей к иллюстрациям. В «ботаническом» разделе первое слово каждой страницы встречается только на этой странице и, возможно, является названием растения.

С другой стороны, язык рукописи Войнича кое в чём весьма не похож на существующие европейские языки. Например, в книге почти нет слов длиной более десяти «букв» и почти нет одно- и двух- буквенных слов. Внутри слова буквы распределены своеобразно: некоторые знаки появляются только в начале слова, другие — только в конце, а некоторые — всегда в середине, что присущее арабскому письму, но не латинскому или кириллическому алфавиту.

Текст выглядит более монотонным (в математическом смысле) по сравнению с текстом на европейских языках. Есть отдельные примеры, когда одно и то же слово повторяется три раза подряд. Слова, различающиеся лишь одной буквой, встречаются необычайно часто. Весь «лексикон» рукописи Войнича меньше, чем должен быть у «нормального» набора слов обычной книги.

Помимо основного текста, на страницах рукописи присутствует так называемое «постороннее письмо» (extraneous writing), написанное латинскими буквами и другими неизвестными символами, отличными от основного текста.

Одиночные латинские буквы и слово rot (на немецком — «красный») были обнаружены на рисунках растений вскоре после того, как стали доступны изображения этой рукописи в высоком разрешении. Учитывая, что эти надписи находятся внутри рисунков, а в ряде случаев — под краской, они, скорее всего, оставлены автором манускрипта, а не его позднейшими владельцами.

Сюда же относится знаменитая надпись из четырёх строк на странице f116v, представляющая собой смесь символов, как слова  не имеющие смысла. Этот раздел стал известен среди исследователей под шутливым названием «Michitonese».  Её значение обсуждалось на протяжении десятилетий, однако какого-либо консенсуса по поводу её смысла в целом и даже отдельных слов достигнуто не было. Некоторые исследователи пришли к выводу о сходстве ряда слов этой надписи с немецкими средневековыми текстами.

Другим известным примером постороннего письма являются названия месяцев в «зодиакальном разделе», написанные латинскими буквами. Язык этих названий определённо является романским (в качестве кандидатов предлагались испанский, окситанский и французский языки). Наиболее популярным предположением на сегодняшний день является то, что они написаны на северном диалекте французского языка, что подтверждается наличием крайне похожих названий на одной из французских астролябий.