Вода — это нить, которая проходит через конфликты в регионе Ближнего Востока

Вода — или ее отсутствие — это нить, которая проходит через конфликты в регионе с незапамятных времен. Шестидневная война 1967 года, возможно, возникла из-за решения арабских государств перенаправить реки Хатцбани и Баниас в Ярмук, чтобы предотвратить попадание их вод в Галилейское море и оттуда в Национальную водную артерию Израиля. Сирия построила канал для отвода воды из Баниаса в канал Ярмука в 1965 году, а Ливан начал строительство канала для отвода воды из Хацбани в Баниас.

Считается, что разрушительная засуха в Сирии с 2006 по 2011 год помогла разжечь там смертельную гражданскую войну, поскольку ее фермеры переехали в города, где безработица усилила недовольство.

Иордания — одна из самых голодных стран в мире. Она забирает почти 60 процентов своей воды из подземных водоносных горизонтов, выкачивая ее в два раза быстрее, чем подземные воды могут возобновится. Остальное приходит от рек и ручьев.

В столице, Аммане, вода подается в резервуары на крыше один раз в неделю; в другие районы страны вода поставляется еще реже.

Воды в Иордании достаточно для поддержания двух миллионов человек — в стране проживает около десяти миллионов человек — эта цифра увеличилась за последнее десятилетие на 1,5 миллиона беженцев, большинство из которых бежали от гражданской войны из соседней Сирии.

Недостаточный мониторинг подземных вод, плохое обслуживание инфраструктуры, приводящее к утечкам, и массовая кража воды через тысячи незаконно вырытых колодцев только усугубляют дефицит воды.

В течение чуть более десяти лет среднегодовое пополнение всех водных бассейнов Израиля, Иордании и Палестинской автономии не сможет удовлетворить даже основные человеческие потребности существующего населения, не говоря уже о промышленных, сельскохозяйственных и экологических потребностях.

Одна модель, из Иорданского водного проекта Стэнфордского университета, предсказала, что к концу столетия количество осадков в Иордании уменьшится на 30%, температура увеличится на 6 градусов по Цельсию, а количество и продолжительность засух удвоятся. Модель предложила, что поток из реки Ярмук, важного источника воды для Иордании, который течет из Сирии, сократится на 75%.

Согласно отчету Всемирного банка, палестинское население также страдает от хронической и растущей нехватки воды.

В течение чуть более десяти лет среднегодовое пополнение запасов во всех водных бассейнах Израиля, Иордании и Палестинской администрации не сможет удовлетворить даже основные человеческие потребности существующего населения, не говоря уже о промышленных, сельскохозяйственных и экологических потребностях.

Чтобы решить проблемы, Израиль построил пять опреснительных установок — в Ашкелоне, Ашдоде, Пальмахиме, Сореке и Хадере. Они обеспечивают около 80 процентов питьевой водой страну. Mekorot, национальная компания по водоснабжению, получает воду от установок и направляет ее в национальную водную артерию. Планируется создание шестого завода в Сореке, и седьмого в Западной Галилее.

Иордания находится не в таком положении, поскольку у нее нет длинной береговой линии, на которой можно было бы построить опреснительные установки. А есть только небольшой участок береговой линии вдоль Красного моря на юге, когда большая часть ее населения живет на севере.

Если 80 лет назад 1,2 миллиарда кубических метров  пресной воды текли в Мертвое море ежегодно, главным образом через реку Иордан, которая соединена с Галилейским морем дальше на север, то сегодня река снабжает лишь жалкие 100 — 150 миллионов кубометров в год. Остальная часть направляется на питьевую воду, орошение, гидроэнергетику и промышленность Израилем, Сирией и Иорданией.

В очень приблизительном выражении около 450 млн. кубометров в год были сняты Израилем с Галилейского моря, 400 млн. кубометров в год добыто из реки Ярмук Сирией и Иорданией, и еще Иордания отводит 300 млн. кубометров в год из различных притоков, которые могли бы попасть в бассейн Мертвого моря.

Мертвое море теряет около 700 мкм / год из-за естественного испарения. Это усугубляется коммерческой эксплуатацией богатых минералами вод иорданскими и израильскими компаниями. Арабская калийная компания и Israel Chemicals Ltd (владельцы Dead Sea Works) в настоящее время откачивают около 600 млн куб. возвращая только половину этого количества.

Франшиза ICL истекает в 2030 году, но, по всей вероятности, будет возобновлена, несмотря на давление со стороны экологических групп, чтобы они вообще прекратили работу.

Как вам идея искусственного добавления воды в Мертвое море?