Можно ли осушить налоговые гавани?

Пресечь деятельность офшоров на политическом уровне пытаются уже много лет. Например, в ЕС с 2017 года действует реестр прозрачности с указанием истинных владельцев офшорных компаний. Но не все правила борьбы с уклонением от налогов соблюдаются на практике.

Само по себе использование офшорной фирмы не является чем-то противозаконным, но фактических поводов для ее открытия немного

С момента публикации «Панамских досье» — журналистского расследования об офшорных компаниях, позволяющих главам государств, бизнесменам и мировым знаменитостям зарабатывать десятки миллиардов долларов с помощью сомнительных схем, — прошло пять лет. 3 октября 2021 года консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) обнародовал результаты нового, еще более масштабного расследования об офшорных сделках представителей мировой политической элиты — «Досье Пандоры». Как и в «Панамских документах», речь в этот раз идет об офшорных компаниях и тайных счетах глав государств, ведущих политиков и высокопоставленных чиновников.

Само по себе использование офшорных фирм не является чем-то противозаконным, объясняет представитель НКО «Сеть налоговой справедливости» (Netzwerk Steuergerechtigkeit) Кристоф Траутветтер (Christoph Trautvetter). Но недоверие к тем, кто ими пользуется, вполне закономерно и объяснимо, как и вопрос: зачем люди инвестируют столько времени и денег, чтобы спрятать свое имущество в офшорах?

Британские Виргинские острова — излюбленное место для регистрации офшорных фирм

«Существует крайне мало убедительных причин для открытия такой фирмы, — продолжает Траутветтер. — Например, немецкие спецслужбы пытаются поддерживать сирийскую оппозицию с помощью офшорных компаний. Или, наоборот, оппозиция из Сирии или из других стран, где невозможно легальное сопротивление режиму, использует офшорные компании, чтобы скрыть имена своих сторонников. Но в большинстве случаев люди пользуются ими, чтобы сохранить анонимность и тем самым каким-то образом обойти законы».

Реестры прозрачности помогают выявлять имена владельцев фирм
На протяжении многих лет на политическом уровне предпринимаются попытки по пресечению деятельности офшорных компаний или, по крайней мере, хотя бы по их выявлению. В некоторых странах были введены так называемые реестры прозрачности, в которых должны быть указаны истинные владельцы компаний.

«На территории Евросоюза такой реестр действует с 2017 года, — говорит Траутветтер. — Поэтому, допустим, в ФРГ всегда можно найти имя бенефициара любой компании, имеющей здесь юридический адрес, как и любой фирмы, которая хочет купить в Германии недвижимость».

Человек с маской на лице сидит в кресле, в одной руке — портфель с деньгами, в другой — купюры
Многие в Германии призывают запретить деятельность компаний, владельцы которых неизвестны

Существует также соглашение об автоматическом обмене финансовой информацией, которое подписали более 100 стран. Оно предполагает, что банки в этих странах автоматически передают данные о владельцах счетов в налоговые органы у них на родине.

Иными словами, если гражданин Германии через офшорную фирму открывает счет в швейцарском банке, банк тут же сообщает об этом немецким налоговым структурам. В некоторых странах даже приняты законы, запрещающие политикам покупать офшорные фирмы.

Проблема — в несоблюдении существующих правил
В общем и целом все вроде бы неплохо. Но почему же тогда во многих случаях перенаправление финансовых потоков по-прежнему происходит незаконным образом и лишь некоторые из этих схем удается раскрыть — главным образом, благодаря утечке данных? Проблема в том, что «далеко не все налоговые оазисы изменили свою политику, и далеко не все правила, препятствующие уклонению от налогов, соблюдаются на практике», говорит Бенедикт Штрунц (Benedikt Strunz) — один из 600 журналистов, анализировавших документы из «Досье Пандоры».

Кристоф Траутветтер, в свою очередь, также считает, что главная проблема в том, что принятые правила далеко не всегда выполняются последовательно. К примеру, в реестре прозрачности существует лазейка: если владелец акций распределит их между несколькими компаниями и его доля в каждой будет менее 25 процентов, он не обязан заносить информацию о своих активах в реестр прозрачности.

Двойные стандарты
Есть проблемы и с автоматическим обменом финансовой информацией. К примеру, политику Евросоюза по уничтожению налоговых оазисов не всегда можно назвать образцовой. В 2017 году в ЕС был составлен список стран, поощряющих неправомерные налоговые практики и тем самым уменьшающих доходы от налога на прибыль в странах-членах ЕС.

В Брюсселе надеялись, что это подтолкнет страны ЕС к проведению необходимых реформ. Но в списке не фигурировали такие налоговые гавани как Мальта, Ирландия и Кипр.

Мальта — один из налоговых оазисов

Другой крупный игрок на финансовом рынке, США, тоже действует не безупречно. При этом именно Соединенные Штаты в 2013 году стали инициаторами международного автоматического обмена информацией, в первую очередь, со швейцарскими банками. Тогда они пригрозили удерживать штрафные проценты по всем американским транзакциям из Швейцарии, если им не будут предоставлять данные обо всех швейцарских счетах американских граждан. Швейцарским банкам не оставалось ничего другого, как согласиться на условия США.

Благодаря этому Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) смогла наладить автоматический обмен финансовой информацией на глобальном уровне. «Но США пока что не присоединились к соглашению», — критикует позицию Вашингтона Траутветтер. Это означает, что, хотя все страны мира передают американским налоговым органам данные о счетах граждан США, Соединенные Штаты делятся с другими странами информацией о счетах и собственности иностранных граждан только в очень ограниченной форме.

Никакого бизнеса с «неизвестными»
В последние годы многие страны пытаются сделать более прозрачными операции с недвижимостью. В Германии, к примеру, с этого года больше нельзя приобретать недвижимость через офшорные компании без указания имени ее владельца в ФРГ. Но этого недостаточно, поскольку состоятельные люди по-прежнему могут купить через офшорные компании фирмы, владеющие недвижимостью.

Именно поэтому представитель гражданской инициативы «Изменение финансовой политики» Герхард Шик (Gerhard Schick) уверен: компаниям, настоящие владельцы которых неизвестны, нужно запретить вести бизнес в Германии. Кроме того, если не удается установить имя владельца фирмы, должна быть предусмотрена возможность конфискации ее имущества.

Налоговые органы должны активнее бороться с отмыванием денег

Необходимо также сделать банки объектом более пристального внимания налоговых органов и усилить их ответственность за финансовые операции своих клиентов, считает Шик. Недавно Европейская служба мониторинга налоговой политики (Europäische Beobachtungsstelle zur Steuerpolitik) провела исследование деятельности 36 крупных финансовых учреждений, в результате которого выяснилось, что в среднем они получают 20 миллиардов евро прибыли в год в налоговых гаванях. Это соответствует примерно 14 процентам их общей прибыли до уплаты налогов. В целом, согласно исследованию, активность банков в налоговых гаванях оставалась неизменной в период с 2014 по 2020 год. «Что касается борьбы с отмыванием денег, то в последние несколько лет стало очевидно, что органы финансового надзора должны противодействовать этому более активно», — говорит Шик.

Траутветтер, в свою очередь, уверен, что страны должны обмениваться не только данными о финансовых счетах, но и информацией о владельцах недвижимости, яхт и других ценностей. Это же должно касаться и уже совершенных транзакций. А Герхард Шик считает, что имело бы смысл чаще конфисковывать имущество, нажитое за счет незаконных источников. Возможно, «Досье Пандоры» станет еще одним импульсом для введения более строгих правил на международном уровне.