В Одессе: Молдаванка, Пересыпь, Жевахова гора… Откуда появились эти названия?

Молдаванка – первое упоминание за 1793 год. Но, по некоторым данным, Молдаванка возникла ещё раньше: здесь селились молдаване, а также болгары и татары. В начале 19 века одна её часть называлась Булгаркой, другая — Новой Слободкой. Украинцев на Молдаванке было много: от них остались улицы Запорожская и Степовая. Молдаванка – важнейший и старейший район Одессы; была как бы пригородом (с северо-запада). Первое Одесское шампанское «Эксельсиор», как и первый Одесский коньяк, появились на Молдаванке. С Молдаванкой также связана история знаменитого Одесского вина «Редерер».

Бугаевка появилась в 1810-е годы. О происхождении названия есть версия, что в этой сельской местности выращивали быков (бугаёв); что жители этого района в другие части города доставляли питьевую воду на телегах, а такие тяжёлые подводы могли тащить только быки (бугаи), а никак не кони.

Чубаевка (второе название Курсаки) — ныне престижный район, когда-то был хутором на окраине Одессы. Казацкое поселение, по легенде, названное в честь атамана Чуба, заселяли те самые казаки, что штурмовали крепость Ени-Дунья, а значит, район — ровесник Одессы.

Балка (Казачья, Водяная) – окрестности нынешней Балковской улицы, откуда жители Бугаевки возили воду. На Балке были источники пресной воды. Заселена она была с основания Одессы. В районе Балки (низменности), возле нынешних улиц Разумовской и Средней была построена старейшая синагога – ещё до основания Одессы, в 1792 году.

Ближние и Дальние Мельницы известны практически с основания города, здесь развивалась важнейшая для Одессы мукомольная промышленность — отсюда и название. Уже к 1803 году на обеих Мельницах было 23 ветряных мельницы, потом появились паровые. Но к началу 20 века мельниц не осталось, как на Фонтане не осталось фонтанов.

Пересыпь — отделяет от моря Хаджибейский и Куяльницкий лиманы — известна с 15 века. Казаки селились здесь с 1709 года, то есть после разгрома Запорожской сечи. К основанию Одессы было уже не менее двух казачьих поселений.

Шкодова гора – от слова шкода – «жаль». «Саме шкода», — говорили погонщики, пытаясь проехать через Пересыпь по здешним ухабам. Но в дождливую погоду это была практически единственная возможность попасть в город с северо-восточного направления. Возникло название ещё до закладки Одессы: здесь проходил древний Чумацкий шлях.

Жевахова гора. В 1833 году генерал-майор князь Иван Жевахов по просьбе Михаила Воронцова для устройства городских купален уступил свои земли.

Дюковский парк (Ришельевская дача, Дюковский сад) – старейший парк Одессы. Его разбил герцог (дюк) Ришелье вокруг своей дачи в 1810 году. Уже к 1830 году парк был заброшен и долго оставался «депрессивным». Расположен парк на склоне Балки, со стороны Слободки.

Слободка — не нынешняя, а та, что была известна в 19 веке, между Молдаванкой и Мельницами. Слободка-Воронцовка располагалась на землях, выделенных лично Михаилом Воронцовым «для беднейшего класса людей» в конце 1830-х. Там появился первый вокзал и товарная станция (1865 год) Одесско-Парканской железной дороги. Современная Слободка (Слободка-Романовка), на ней первые дома появились в 1850-х годах. В конце 19 века здесь начали строить крупные больницы. Это было тихое предместье. Постепенно оно росло и слилось с казацким предместьем Кривой Балкой (которая начиналась к западу от нынешней улицы Академика Воробьёва).

Сахалинчик – район между Среднефонтанской и Водопроводной улицами, заселён с 1820-х. Сахалинчик прилегал к Тюремному замку: жили в нём бедняки-рабочие и уголовники. Через него же гнали этапы заключённых в порт на суда, чтобы везти на «российскую каторгу» — Сахалин. «Вокруг море, в середине горе» — поговорка о реальном Сахалине. Поэтому Сахалинчик, возможно, самый мрачный одесский район.

Аркадия — «райская местность» — название получила от Аркадии, что на Пелопоннесе (в Греции). Аркадия воспета поэтами Античности и Возрождения. Расположена Аркадия от 5-ой до 7-ой станции Фонтана. Интересно, что появилась Аркадия как курортное место – в 1890-х здесь устроил свой ресторан директор Бельгийского трамвайного акционерного общества, месье Камбье.

Отрада – район интереснейший для нас, современных одесситов. Суть истории в том, что здесь в 1817 году знаменитый садовник Десмет обустраивал первый в Одессе общественный Ботанический сад, который мог стать первым парком южной степной Украины. Но… уже на плане 1910 года парка нет: его растащили, захватив земли, частные владельцы. Ничего не напоминает? Само название района, по легенде, придумал какой-то земельный маклер, чтобы выгоднее продать участки.

Ланжерон — прибрежная часть: там находилась дача Новороссийского губернатора Александра Ланжерона. Место известно примерно с 1820 года.

Фонтаны: Малый Фонтан (1-7-я станция), Средний Фонтан (7-11-я станция), Большой Фонтан (до 16 станции), — названы в часть источников пресной воды (и обустроенных фонтанов). Посёлок Большой Фонтан простирался от «Новой Швейцарии» (район 10-11-й станций) до монастыря и, говорят, существовал ещё до основания Одессы. Все Фонтаны — престижный район, здесь всегда были дачи чиновников, а у самого моря ютились дома рыбаков.

Откуда появилось выражение «Не фонтан!»?
Вода на Фонтанке была очень вкусной, а если продавец воды предлагал жителям Одессы воду не такую вкусную, одесситы тут же заявляли: «Не Фонтан!»

Первая и Вторая Заставы достались одесситам со времён Порто-Франко (свободная от пошлин зона). Точнее, с 1827 года: через эти места проходила третья черта (граница) Порто-Франко, и заставы были именно таможенными постами между «свободным портом» и таможенной территорией Российской империи. Первое население – солдаты, таможенники.

Греческая площадь (базар, Северная, Александровская площадь) – первый главный рынок города, примерно 1792 год.

Куликово поле, по карте 1835 год – пустое пространство от Канатной до будущего вокзала; с 1864 года служило военным плацем, и считалось окраиной — тянулось Куликово поле аж до Молдаванки. Построенное в 1879-1883 годах архитекторами Шретером и Бернардацци Пассажирское здание «Куликово поле» (ныне — вокзал) заняло большую его часть. Название места связано не с полем Куликовской битвы, как думают многие, а с именем таврического помещика Николая Овсянико-Куликовского, у которого здесь располагалось большое поместье.

Район нынешней 1-й станции Люстдорфской дороги называли ужасной далью — там были Артиллерийские склады и стрельбища. В 1959 году здесь появились первые дома будущих Черёмушек, дорог почти не было, и новоселам приходилось летом глотать пыль, а зимой – месить грязь: резиновые сапоги считались самой подходящей обувью, хотя даже они не спасали.

Люстдорф (ранее Люстер, Кайзерхайм) — «Весёлое село» — немецкая колония, была выделена по генеральному плану межевания города, в 1804 году.

Дерибасовка — загородное имение Иосифа Дерибаса (примерно 1796 год), находится в районе нынешних улиц Люстдорфская дорога — Костанди — Левитана — Ильфа и Петрова.

Базарная площадь (она же Старый и Вольный рынок, ныне – Старобазарная площадь), была рынком с 1795 года. Достигнув расцвета к 1820 году, этот рынок был главным в Одессе. «Привоз» тогда ещё был простой складской площадкой.

Дача Ковалевского – место печально известное: с водонапорной башни спрыгнул сам Ковалевский, отчаявшись выбраться из финансовой западни, так и не достроив первый в Одессе водопоровод (хотя по этому водопроводу вода в город всё же пошла). Строительство водонапорной башни у Большефонтанского источника началось в 1845 году. Его затеяли известные купцы Пишон и Виттенберг, а в 1949 году, после смерти Пишона, к делу подключился таганрогский купец Тимофей Ковалевский.

Лузановка — в 1819 году император пожаловал землю генерал-майору от инфантерии Фоме Лузанову, а тот на дарованных землях создал имение, давшее название селу, которое очень долго не входило в состав Одессы.

***
Как видите, меньше всего в данной публикации говорится об историческом Центре Одессы. Однако это отдельная большая тема. Пока достаточно сказать, что Центр начал застраиваться и формироваться продуманно, по единому «прямоугольному» плану Франца Деволана.

«Чтобы я уехал с Молдаванки?!»
Ценность районов в глазах одесситов менялась в разные периоды. В 1960-е нынешние Черёмушки, одесситы считали страшно далёкими выселками, и люди с Молдаванки высокомерно отказывались переезжать в Черёмушки. Старожилы рассказывают, что на месте нынешнего парка им. Горького был пустырь со свалкой, ночью туда было страшно ходить: из степи на его земли забредали волки и выли по ночам…
Что говорить, если в те же примерно годы Сегедская считалась окраиной.

Одесские «горы»
В Одессе три горы – Шкодова (на Пересыпи), Жевахова (на посёлке Большевик), Чумка (на Водопроводной, на окраине Сахалинчика). Ни одна из них не может считаться полноценной горой, но одесситы их так называют. Чумка, высотой 8 метров – вообще искусственного происхождения: могильный холм, умерших от чумы одесситов в 1812-1829-м годах. Это самое известное «чумное» захоронение, а всего их двенадцать.

О переименованиях
В одесских названиях немало удивительного: улицы переименовывали
много и страстно. Но если логику переименования Сквера Спинозы в Театральную площадь ещё можно понять, то уловить смысл переименования Инвалидного переулка в переулок Молодых пионеров имени Ленина – гораздо сложнее.

Одесские районы после 1917 года
После смены государственного строя большевики утвердили свои коммунистические названия на карте Одессы. Переименование касалось улиц и районов. В то же время, город активно строился, появлялись новые жилые и промышленные массивы. Окрестные сёла начали входить в черту города: теперь посёлок Ленинское (Ленпосёлок) и посёлок Дзержинского (район за Бугаевкой) стали посёлком Сахарным; Жевахова гора попала в район Большевик; Усатово, Корсунцы, Крыжановка, Лески, Фонтанка — сегодня часть Одессы. На юго-западе часть Одессы — Червоный Хутор и посёлок Мизикевича, а на юге в состав Киевского района города входит большая часть Черноморки. И кто поручится, что через пару лет там же не окажется и Совиньон, вплоть до Рыбного порта?
Стоит отметить, что к районам, появившимся в Одессе после СССР, относятся «Царское село» (часть посёлка Мизикевича) и Совиньон.

Автор статьи: Сергей Марин